ivannovikov (ivannovikov) wrote,
ivannovikov
ivannovikov

Categories:

Гришковцовщина. (Весеннее).


А ведь бывает как, ну как бывает. Живешь ты себе, на работу ходишь, кушаешь по расписанию, засыпаешь в общественном транспорте, покупаешь билет туда-сюда, пьешь по пятницам, может, думаешь о ком-то, мечтаешь там… и все, как в трясине, мозг не работает.
Так и я: живу на выселках, езжу к компьютеру и теплой батарее на электричке, а за окном то зима, то лето, душно, ватники, перегар, осень проносится. Совсем иной раз запутаешься. Вот сейчас весна опять же.

Знаете, как, когда приходишь ты на станцию, вот так плеер в уши воткнул, а в России улыбаться не принято, стоишь серьезный, музыку свою слушаешь, а вокруг утро! И все стоят, ждут электричку, все не радостные, а тебе-то луч солнца светит в глаз, то мать-и-мачиху, то знакомую рожу из вконтакта увидел, или местный пес по утру игриво бегает за своим же хвостом и хорошо становится. Улыбаешься стоишь. Вот так улыбаешься, а все на тебя так примерно смотрят. Примерно так же, как на того копченого идиота с палтаражкой «Традиционного» в углу за колонной вокзала. Не принято в России улыбаться, за идиота сойдешь, ей богу. Стоишь, ждешь, улыбаешься, холодно.

Приходит долгожданная электричка, открываются с шипением тяжелые заплеванные двери, и бросается на тебя запах потных беляшей, дешевого курева и обоссаного металла. Ты проходить такой в нутро вагона, в котором лучи сквозь грязные окна оставляют в пыли воздуха полосы, словно в храме через витражи, проходишь дальше: вокруг школьники играют в карты то там то тут, усатые герои труда, с черными сумками на перевес пьют водку, а в середине вагона есть лишь одно место, напротив которого, в совершенно не предназначенной для этого остановке и абсолютно для тебя неожиданно сидит ОНА!
И ты вот так замираешь сразу. Так,  на полсекунды, как вкопанный, смотришь на нее и ОНА на тебя смотрит! Тогда ты так взгляд сразу раз и в сторону. А места вокруг уже заняты, да и стоять не особо хочется и единственное место как раз напротив нее. Садишься, как-то неловко, словно к директору зашел просто так. Мабилку достал, поиграл, песни пощелкал, почту-личку-отметки проверил, а голову поднять страшно, вдруг все еще смотрит! Но тут все надоедает, да и как-то не с руки только в телефон таращится, и движение головой делаешь такое, чтобы как в окно, типа весну посмотреть, как там весна, как погода, может тепло уже? И поворачиваешь голову, а ОНА закрыла свои прекрасные глаза и спит, как птичка, укутавшись головой в темный шарф. И ты видишь ее ресницы, красивые ненакрашенные губы, и брови, и волосы и даже примерно можешь определить ее возраст.

Тут сразу, знаете, и обоняние проснется такое, что, кажется, сможешь уловить ее запах даже с расстояния в эти полтора метра, а в голове заиграть обязан Savage Garden- I knew i loved you before i met you, и начнут в голову лезть мечтания:

Вот мы уже женимся, терзаем друг друга любовным секесом, как кролики, разве что не на потолке, бегаем в поле, дурачимся, покупаем шмотки, едим всякое фондю, летим на Бали или Мальдивы и там все то же самое только с извращениями, футфетишем и плавающими орхидеями повсюду.

Вот пушистая комната залита солнцем, тепло, мягко,  у нас случайно завелось дите, которое похоже больше на неё, чему я только рад. Я беру свою зеркалку и снимаю все-все полтинником, дивлюсь получающимся нежным, как свежий зефир фоткам, чтобы потом можно было красиво это обработать и показать друзьям.

А вот я, сижу на коммунальной кухне, чувствую, как лицо раздулось алкогольным отеком, качаю рваным тапком пот грязным, облупленным столом, курю сигу и читаю позавчерашнюю газету. Вокруг меня лишь свет энергосберегающей лампы, шелушащиеся кусками стены, пустые веревки для сушки белья, и сквозь жареную еду доносится запах чужих, недавно ушедших людей. И здесь ровно так же, в полтора метра от меня сидит ОНА, грустная, слегка потрепанная жизнью, с первыми морщинками на молодом лице, в простом халате и очень похожа на загубленный цветок, который долго не поливали и поставили в тень.

А потом раз, знаете, так электричка зашипела, и станция пересадки появилась, весь народ повалил к выходу, чтобы встать в очередь ко входу на метро. И она тоже встает, поправляет свой весенний плащ, а мои невидимые руки тянутся к ней и хотят остановить. Тут знаете, она исчезает на мгновение, а затем, так же на секунду появляется в одном из окон, серьезная, гордая и уже не прячущая шею за шарфом растворяется  в толпе.
И тут тишина. Уже не слышно как идет электричка, шумя сотнями ампер и не интересно смотреть, как охранник, уподобившийся Холдену Колфилду из «Catcher in the Rye» на платформе в ярко-салатовой жилетке лениво пытается ловить прыгающих с неё пэтэушников.
И только одна мысль в голове тогда может быть, знаете.
Одна мысль:
Какое же ты говно.





ОднаКнопка
Tags: графоманство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments