Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Коммунаровская валькирия.

Дело было вечером, таким темным и приятным ноябрьским вечером-ночью. Приятный вечер- когда медленно падает снег и нужно идти в полшага, держа за пушистую варежку свою любовь с напомаженными блеском губами и пахнущую теплом и чем-то молочным. Ну или духами на худой конец тоже было бы неплохо.
Конечно, девочки со мной редко ходят- карма. Поэтому в такой прохладный вечерок я шел навстречу к другу с целью заложить за воротник и перетереть мужские разговоры.
Договорились встретиться у светофора. Мы там часто назначали стрелки даже в ту пору, когда стриглись под рыбу (под Димубилана) и с пакетиками веществ ездили плясать гопака в клуб-бомбоубежище.

Пришел и стою. В наушниках играет музыка Гансэндрозесов. Жду, шурша синтепоновой курткой и хрустя снегом. Гудит одинокий фонарь, легкие снежинки падают и иногда задевает ресницы, а одинокий во всем городе светофор лениво переключает бледные, выгоревшие разноцветные круги. Дружище мой задерживается. Женатый все-таки, при детях, и в укор ему это теперь не поставишь.
Напротив меня школа, напротив школы местный двухэтажный шалман. Девочки с нарисованным косметикой на лице счастьем иногда выходят из него покурить, ежась в свитера и затягивая с понтом дамские сигаретки.

И вдруг, пока я снова ушел в свои мечтания, подошла ко мне женщина, невысокая, наверное, мне до плеча, подошла осторожно. А потом, виновато посмотрев, стала двигаться ближе по хрустящему снегу:

- Молодой человек..

Подойдя совсем вплотную, обняла меня за талию и промолвила:

- Пойдем со мной..

- Женщина, вы пьяны,- сказал я строго, как, наверное, читал бы стих Маяковского.

- Пойдем со мной.. В "Славянку". Мы будем танцевать.. Я куплю водки.

- Женщина, уйдите.

- Я куплю все что захочешь..

- Мне надо идти. Меня ждет друг.

- Ну пойдем со мной. А после Славянки мы поедем ко мне..

- Нет, простите, я не могу. И вообще, женщина, хватит меня тискать.

- Ну чего ты, разве ты не мужчина?.. Не понимаю..

На мое спасение прибежал Евгений в валенках. И по одному его взгляду было понятно, что он хотел спросить: Ванек, а что это за телочка с тобой? Но через мгновение он удивился еще больше, когда понял, что это уже женщина за тридцать пять, ну а может и все сорок.

- Привет, Женяй!

- Привет, Ванек!

- Вот, знакомься, это коммунаровская валькирия!

Тут женщина отпрянула от меня, чуть пошатнулась, выдохнула нехилым таким женским перегарцем и посмотрела на нас двоих.

- О, двое мальчиков. Пойдемте в "Славянку". Что вы?- разводя руками молвила дама.

- Нет, мы не можем с вами пойти!

- Не мужики чтоли?

- Пойдем, Евгений, нас ждут дела!

- Первый раз такое виижууу, - с досадой в голосе сказала дама, неуверенно переминаясь по хрустящему снегу на одном месте.

- Всего вам хорошего, - сказал я, Много не пейте.

- До свидания, - развернувшись, сказал Евгений, и мы направились в наше любимое заведение «Кура гриль» пить водку.

Снег все так же медленно падал, вокруг было прохладно и хотелось гулять по снежным улицам с девочкой.
А коммунаровская валькирия так и осталась стоять в тишине у светофора под холодным светом едва гудящего фонаря. В пальто, чуть ниже колена, в меховой шапке, она стояла не двигаясь, провожая нас, молодых альфа-самцов на великие дела.

Трансмиссия.

 

Усатый сменщик с перегаром, черной сумкой с банками и газетой "Криминал" безошибочно скажет нам, что же такое трансмиссия, но для молодого петербуржца-клаббера, вот уже 10 лет это далеко не железяка с шестеренками и чернозёмушкой из под ногтей. Трансмиссия в городе-на-болоте и по совместительству российской столицы клубного и электронного движения это радиошоу. Каждый петербургский школьник с плейстейшеном и маленьким ягуаром в рюкзаке обязан знать это, а так же время, когда сие радиопредставление выходит в эфир и любить местных звезд клубной сцены и героев-покорителей  вертушек.
Так как молодняк нынче любит музыку покрепче, специализируясь больше на на направлениях типа "спид щекочет мне в носу" и " это блин дарк сайд оф драм энд бэйс, чуваки", музыка в стиле транс перекочевала в ряды олдфагов, скучающих по былой роскоши рейвов многотысячников, с таким весельем и помпой проходивших раньше  в спорткомплексах Северной Столицы, по веществам, всеобщей любви и обнимашкам в туалетах.

Теперь же привычный рейв, с его лазерами, стоянием на трибунах с мигалками и движениями руками в веществах под стробоскопы и мелодичный ритм, смотря на многотысячную толпу тебе подобных, окрыленных и летающих на волнах музыки ушел, и как-то пусто стало и не понятно. Вроде как первая любовь- было и не вернуть. Но краем глазка посмотреть и повспоминать всегда хочется, и вот, по традиции многие взрослые любители ночного отжига, часто уже при детях и социально положении типа менеджера среднего звена, покупают билет в Евросети и идут увидеть Ферри Корстена, показывающего сердце двумя руками, стоя у вертушек и улыбающегося заморской улыбкой.
Тысячи старых рейверов скажут, выходя из гигантского торгово-развлекательного комплекса, что рейв в Питере умер, что рейв уже не тот, что Ферри не понравился, но все равно будут по появлению очередной рекламы на радио в автомобиле или на плакатике, изрисованном быдлотэгами бежать за билетами и стараться уловить ту атмосферу, с каждым разом доставляющую все меньше, с каждым годом забывающуюся, но все равно ни на что не похожую, атмосферу молодости, наркотического единения, музыки, улыбок и мимолетного ночного счастья, которое так остро в молодости.

Collapse )

Выпускной.


Каждые три года именно в этом месяце, июне, на меня нападал такой всеобъемлющий праздник, стоящий по значимости наравне с Новым Годом или днем Рождения, когда и грустно, и весело, подводишь итоги, оглядываясь назад, смотришь на людей, среди которых есть личности, с которыми уже никогда больше не увидишься, фотографируешь на память, шутишь, стараешься опрятно выглядеть и запомниться хотя бы в этот день замечательным человеком, волнуешься и.... нажраешься вдрызг, потому что и весело и невыносимо грустно, да и в далеке пустота и неизвестность.

2002 год. Школьный выпускной.

Вообще это не первый мой выпускной. Был еще выпускной в третьем классе, символизировавший окончание  начальной школы. Здорово было, мамы напекли пирогов и печенюшек, детки читали стишки, в широкие окна светило майское солнце, мамы соревновались в пеленании младенца, кормили детей скоростным поеданием каши и все это снималось на видеокамеру а потом показывалось по коммунаровской кабельной сети (На 95-й год мало кто мог этим похвастаться.)

В первый раз на меня напали эти чувства: пустота и неизвестность перед будущим, правда пока еще не в такой острой степени, как потом. Я задумывался, что  последний раз в этом классе, стою такой, в белоснежной рубашке и с бабочкой, стихи читаю, лажаю и может больше здесь не появлюсь, а перспектива кочевать каждый урок из одного класса в другой и толкаться со старшеклассниками у расписания меня немного пугала..

Еще был выпускной 9-го класса, но из него я мало что помню. Было алкогольное шампанское, Павлик Галактионов играл Металлику и песни собственного сочинения перед сидящими вокруг на стульчиках родителями. А мы играли на третьем этаже снятого профилактория в какую-то любимую всеми наркоманами игру под названием "Ассоциации".
Домой пришел аж в 6 утра и даже сумел ухватить с собою лемзик.

На выпускной 11 класса половина пацанов была уже лысая и из их уст вырывалось "Наконец-то" или "На*уй эту школу", "Ноги мои здесь не будет." Школа мне не дала абсолютно ничего. Отчасти я в этом виноват, но всетаки корю в этом и учителей и нашу долбаную совдеповскую систему образования. Я стоял в новом , купленом мне специально к выпускному черном костюме со всеми выпускниками из всех трех 11-х классов и с ужасным комом в горле пел песню про "Последний звонок", оглядывался в памяти на стоящие до горизонта ведра слез и соплей и понимал, хоть ничего и не вынес из школы, а уходить грустно, эта грусть просто съедала меня, и я чуть не расплакался под пение-мычание и смех чотких пацанов, и равномерные всхлипывания нарядных девчонок.

Выпускной проводился в спортивном зале (!!!) на втором этаже. Усатые сменщики и работяги-родители уселись за отдельный царский стол с директором и принялись пьянствовать. Водки было много. У вчерашних детей тоже. Я до сих пор ума не приложу, кто и как додумался ставить нам на стол водку? Трудяги-сменщики, которые при рождении падают в таз со спиртом, видимо посчитали, что дети уже взрослые и в стенах школы можно жахать до посинения. Есть конечно дети-неандертальцы, которые заканчивают школу в 18-20 лет, но многим было 16! И ведь там сидели и девушки тоже. Россиюшка-матушка.
На каждом столе стояла бутылка водки, бутылка вина, салаты и лемзик за 6 рублей.Начались танцы. Играли Спайз-герлз и Ленинград. Спортсмен-комсомол Диман Говоров мацал за жопу училку по физре.
Диман Пономарев накрэкался и спал на скамейке. Я пил водку и веселился. Водка была не такой и мерзкой, как я думал, смотря на морщившихся мужиков.

Я пил водку и веселился.

Я пил вино и веселился.

Веселился..

Съел "Буше"..

....Сосед Дядя Костя вывел меня на улицу поставил против ветра , приказал блевать и я заблевал себе весь новый костюм, который мать так и не отстирала...

...Сява Коваленко в костюме и алкогольной коме валялся во внутреннем дворике школы. Его увезла скорая....
На следующий день (!!!) с утреца надо было ехать в поход в Оредеж, на три дня. Пить водку и веселиться. Выпускной же епт!

2005 год. Выпускной техникума.

Что бы там ни было, но годы, проведенные в стенах техникума на улице Бассейной были для меня золотыми. Никогда я еще не ездил учиться с радостью. Может, я и не взял столько, сколько мог бы взять за эти три года, но даже то, что унес оттуда,  до сих пор вспоминаю с теплотой, как о самом лучшем периоде моей учебы. Это были действительно годы жизни, где я обрел друзей, научился общаться, сногое понял и осознал.
Я всегда считал, что у нас была дружная группа. Может, просто сравнить было не с кем, может так оно и было на самом деле. Выпускной мы праздновали почти в полном составе, сняв коттедж в Ломоносове-Ораниенбауме, кому как удобней. Было очень весело, пьяно, чуточку грустно. На память осталось смонтированное мной видео на DVD, которое я всем копировал на болванки, а сам так ни разу и не посмотрел.

Для многих это покажется смешным, но именно в этот день я мог, наконец, стать мужиком. Правда-правда. К тому времени у особо скорострельных людей моего возраста есть уже семьи,  дети и черная сумка, чтобы ходить на работу, а я писал стишки и слал их по смскам, а случилось все примерно так:
- Ваня иди ко мне, ты мне так нравишься, ты меня так возбуждаешь...
Шуры муры слюни и нежности, но тут открывется дверь, аварийный Вячеслав Спичак-староста:
- Ванек, ты че делаешь.? ( так, в домино играю, видимо) Пошли водку пить!
- Водку? А, конечно! ( когда млять отказывался)
Прости, В. А., может я чего не так понял, но ты реально тогда охренела от меня. Вот так я спас свою невинность, променяв ее на водку (99.9% мужиков дали бы мне сейчас по лицу, уверен)
 
Коттедж назывался "Дом с привидениями". Замечательный красивый дом в виде замка, с тремя этажами, с барной стойкой, небольшой сценой, бильярдом, беседкой и баней. Был там последний раз осенью 2008 года, возвращаясь пешком из парка. Желтые листья окутали наш "дом с призраками", призраками юности, в котором я был еще мальчиком, с чистым сердцем и доброй душой.Теперь в этом доме знаменитый извращенец Боб Джек снял свой очередной блокбастер "Амазонки предпочитают викингов" за который получил 3 оскара (порнооскара, естественно), фильм, в котором трахают его жену, дрючат Елену Беркову, устраивают оргии и заливаются ненужной спермой в месте, где был мой выпускной, в доме, в котором мне теперь так все дорого.

2008 год. Выпускной университета.

Праздновал его основной костяк нашей группы, сформировавшийся еще с техникума. Нас осталось очень мало  плюс еще пару человек, примкнувших к нашей группе с универа. Чоткие пацаны решили не отмечать этот праздник, потому что чоткие. Леха Михин готовился к армии, а коттедж на сей раз находился в Солнечном, недалеко от моего любимого пляжа Ласковый.
Мне уже было ни грустно ни весело, а выпускной проводился потому что надо, а не потому что его все ждали. Заниматься его организацией почти никто не хотел.
В голове часто вертелось: неужели это все, вот он, последний мой выпускной, и мне уже 22 и учеба пролетела, и Финский залив, и пляж, и летнее Солнце, и любимые одногрупники, теперь тоже улетят и не вернутся.
Еще в мою жизнь в кои это веки ворвалась любовь. Любовь светлая, неверная и ужасно треплющая нервы. Любимая женщина приехала с дикого бодуна, подаренный мной цветок первым делом отдала подруженции, полдня ходила с отекшим лицом, пока вновь не нажралась и не впала в задор.
Из-за этого было досадно, грустно, и я налег на водку, поднялась температура,  (толи от водки толи от нервов)) меня накормили капсулами-антибиотиками с разноцветными шариками внутри. В голове стало настолько странно, что проснулся я в сауне).
Что было дальше рассказывать не буду, кому надо, тот знает и догадывается, кому не надо, узнает от других. Мне не стыдно.

Это мои выпускные. Как и все праздники русского человека, они все больше сопрягались с алкоголем и прочими средствами затуманивания разума. Жалко, что все кончилось, но с каждым выпускным мне становилось все менее грустнее, может, я взрослею и становлюсь более черствым, а может праздник алкогрусти мне становится все менее нужным? Время покажет, а пока мой телефон молчит, и в интернете от одногрупников ни ответа ни привета. Все как у всех.